Черкесы - circassian (адыги) » Articles » History » Черкесские делегаты в Англии. 1862 г.

Черкесские делегаты в Англии. 1862 г.

Черкесские делегаты в Англии. 1862 г.
History
admin
Фото: Reuters
01:30, 11 апрель 2020
903
0
Несмотря на то, что 60-е годы 19 века стали самыми трагичными в истории Черкесии, но в тоже время они запомнились попытками создания единого централизованного государства. Абадзехи, шапсуги и убыхи, продолжавшие еще борьбу за независимость, послали своих выборных старшин в Сочи, где 13-го июня 1861 года для управления образованным между собой союзом был учреждён меджлис и создано правительство из 15 человек. Сочинский меджлис, названный «Великим свободным заседанием», начал сразу же заниматься усиленно дипломатической деятельностью. Проект создания отдельного Черкесского государства разрабатывался еще во время Крымской войны, но Парижский договор 1856 года, в силу позиции Франции, не включал в себя упоминания о независимости черкесов. Петиции, направленные тогда черкесами королеве Виктории и Наполеону III в 1856 и 1857 годах,
Несмотря на то, что 60-е годы 19 века стали самыми трагичными в истории Черкесии, но в тоже время они запомнились попытками создания единого централизованного государства.  Абадзехи, шапсуги и убыхи, продолжавшие еще борьбу за независимость, послали своих выборных старшин в Сочи, где 13-го июня 1861 года для управления образованным между собой союзом был учреждён меджлис и создано правительство из 15 человек.
Сочинский меджлис, названный «Великим свободным заседанием», начал сразу же заниматься усиленно дипломатической деятельностью. Проект создания отдельного Черкесского государства разрабатывался еще во время Крымской войны, но Парижский договор 1856 года, в силу позиции Франции, не включал в себя упоминания о независимости черкесов. Петиции, направленные тогда черкесами королеве Виктории и Наполеону III в 1856 и 1857 годах, не получили никакой официальной поддержки. Поэтому о возникновении государства черкесов и учреждении «Великого свободного заседания» лидерами черкесов решено было поставить в известность Российскую и Османскую империи, Англию и Францию.
Тем же летом 1861 года представители меджлиса вступили в переговоры с царским командованием, в Тифлис были отправлены депутаты от абадзехов – Гасан Бидхев, от убыхов – Хаджи-Керендук Берзек и от шапсугов – Ислам Тхаушев, в сопровождении полковника князя Мамат Лоова.
В августе 1861 года черкесские старшины обращались к английскому консулу в Сухуми Диксону, сообщая о создании меджлиса, прося довести до сведения английского правительства о посягательстве на их независимость со стороны русских войск. Письмо было написано 5 августа 1861 года и подписано двумя лицами - Зиаш-Барафа-Оглы и Шалсихан-Хоша-Хаджи, с приложением двух печатей - Измаила и Хайдер-Гасана. Оно оказалось в руках начальника укрепления в Гаграх почти через год, в июне 1862 года, так и не дойдя до адресата. Оригинал его был послан военным министром Д. А. Милютиным в константинопольское русское посольство «для сведения и соображения».
Меджлисом был выработан официальный документ «Меморандум союза черкесских племен», который был вручен депутатами черкесов царю Александру II во время его посещения в сентябре 1861 года лагеря Верхне-Абадзехского отряда в Хамкетах.
Благодаря активным отношениям членов меджлиса с различными черкесскими группами в Константинополе, которые поддерживались самыми высокопоставленными лицами Османской империи, была установлена постоянная связь с черкесскими комитетами в Константинополе и Лондоне.
На одном из заседаний меджлиса было принято решение отправить специальное посольство в Константинополь, Париж и Лондон. Делегацию возглавил один из наиболее видных убыхских старшин, предводитель убыхов Вардане, Измаил Дзиаш (Измаил Баракай).
Дальнейшие действия этого посольства можно проследить по сообщениям из газет и разных изданий того времени. Не владея языками, при переводе зарубежных источников я пользовался онлайн-переводчиками, поэтому наверняка могут быть неточности в переводе, но в целом понятно, как мне кажется, о чем идет речь. Учитывая, что все же мало до сих пор было конкретной информации о пребывании делегации в Англии, решил выложить довольно большую часть цитат из газет и других источников о тех событиях.

«Депутация из всех племен, состоящая из Кустан Оглы Исмаила Ефенди, Османа Ефенди, Шейха Исмаила, Измаила-Бея, Измаила Баракая, Хаджи-Хасана-Еффенди, Хасан-Ефенди и других скоро отправляется в Константинополь, чтобы оттуда проследовать в Париж и Лондон, чтобы представить меморандум соответствующим правительствам, призывая европейские страны побудить Россию прекратить войну против черкесов; народа, страна которого не была завоевана, и войну, которая ведется таким образом, что это одновременно является оскорблением человечества и нарушением закона наций».
Sheffield and Rotherham Independent. Monday, July 21, 1862.

После того, как лидеры Черкесского меджлиса оказались в Константинополе, Владислав Иордан, представитель «Отеля Ламберт», организовал визит в Западную Европу двух черкесских вождей, Хаджи Хайдер Хасана и Кустан Оглу Исмаила. После недолгого пребывания в Париже черкесских депутатов, князь Владислав Чарторыйский, понимая бесполезность попыток влияния на Наполеона III, уже сближавшегося в своей внешней политике с Россией, в конце августа отправил черкесских делегатов в Лондон. Там они были немедленно взяты под крыло Уркварта и Владислава Замойского, которые с целью оказания давления на правительство, совместно организовали для них программу публичных встреч и частных аудиенций с известными деятелями политической жизни. В Англии был учрежден «Черкесский комитет» под представительством Э. Биллса, известного своими антирусскими и пропольскими взглядами.
Было подготовлено обращение к королеве и передано в Министерство Иностранных Дел 26 августа 1862 года.
Текст обращения к королеве опубликован в лондонской газете «Дейли Ньюс»:

«Обращение депутатов к королеве.
Как известно Вашему Величеству, с тех пор, как существовал мир, ни одна нация не пыталась завоевать нашу страну. Россия, только некоторое время назад, под предлогом того, что она получила нашу страну по договору от османского правительства, вторглась в наши пределы с подавляющей силой и начала против нас войну на уничтожение, которую она вела в течение сорока лет и которую она продолжает вести, ценой многих тысяч человеческих жизней.
Оттоманское правительство никогда не властвовало над нашей страной, и не имело никаких прав передавать нас русским. Нет никакой другой близости между нами и османами, кроме сходства веры и вероисповедания, которое заставляет нас смотреть на султана как на преемника нашего Пророка.
Пока мы спокойно жили в своих домах, унаследованных от предков и стремились сохранить целостность нашей территории, Россия переступила наши границы и фактически пыталась подчинить нашу страну. Это утверждение не нуждается в доказательствах, ибо Россия проводит политику посягательств на множество других государств, слабее нее. Во время Крымской войны, союзные державы обвинили нас в отсутствии искренности, из-за того, что мы не приняли участия в боевых действиях против нашего общего врага. Это, правда, но это была не вина нашей страны, так она исходила из-за отсутствия союза и энергии между нашими лидерами.
Россия, с тем, чтобы обмануть мир, скрывает истинную цель непрерывной войны, которую она ведет против нас. Она распространяет среди цивилизованного мира ссообщение о том, что она борется с черкесами просто потому, что они являются диким, необразованным и буйным народом, что, если их оставить в покое, они уничтожат имущество подданных России, расположенное вблизи их границ.
Чтобы доказать, что все эти утверждения ложны, а также снискать защиты со стороны Вашего Величества, мы прибыли в эту страну. Около двух лет назад, желая влиться в семью конституционных наций, черкесы и абазы избрали своего рода Парламент, который сейчас и правит нашим общим народом, насчитывающим около миллиона душ.
Как следствие этих действий, мы имеем не только конституционное Правительство в нашей стране, но и все соседние с нами страны, включая те, что прибывают к нам с торговыми целями, ограждены от каких бы то ни было посягательств с нашей стороны.
Если какое-либо нечестное лицо пытается совершить какое-либо правонарушение, пострадавший получает возмещение, его имущество возвращается, а злоумышленник подвергается суровому и законому наказанию, если же имущество утеряно, то выдается компенсация из государственных денег.
В целях повышения безопасности, а также благосостояния наших жителей, мы в последнее время разработали множество хорошо продуманных законов, выполнение которых обеспечивается представителями власти в каждой из провинций.
Россия же, озлобленная всеми реформами, которые мы произвели в нашей стране, предприняла огромные усилия чтобы подавить наши улучшения. Она вторглась в наши границы, как уже было сказано, с подавляющей силой, разрушила множество наших поселков, сжигая наши жилища и храмы, отнимая имущество, убивая без жалости мужчин, порабощая жен и детей;  принялась уничтожать нас войною, в ходе которой совершает зверства, не поддающиеся описанию.
Избранные нами старшины, предвидя ужасающие последствия подобных действий, несчастья, угрожающие как атакованным, так и самим захватчикам, предприняли меры для предотвращения кровопролития с обеих сторон,  избрали из своего числа полномочных представителей, которых направили в Тифлис, чтобы прийти к соглашению с Россией. Наши условия были следующими:
«Это территория наша, мы унаследовали его от наших предков, и, чтобы удержать ее, мы так долго враждуем друг с другом. Сейчас мы приняли Конституцию, и наше намерение состоит в том, чтобы управлять своей территорией строго по принципам справедливости и гуманности, не причиняя вреда никому. Народ, наделенный  такими  добрыми чувствами, должен вызывать сочувствие у такого великой державы, как Ваше, следовательно, не подобает уничтожать такого невинного соседа. Вы неоднократно проявляли симпатию народам, борющимся за свою независимость; почему же Вам не выказать подобного и нам? Мы прилагаем все усилия для того, чтобы править нашей страной в соответствии с правосудием и новыми законы, которые мы создали; мы будем справедливо относится к нашим соотечественникам и уважать жизнь и собственность тех иностранцев, что посетят нас. Надлежит ли, в таком случае, такому великому государству, как Ваше, пытаться уничтожить нашу маленькую страну, или же Вам следует помочь нам с осуществлением задуманных нами реформ?
У нас нет другого выхода, кроме как оставить разрешение нашего вопроса на волю великих государств. Вы – одно из них, и мы, открыто говорим Вам о наших целях. Воздайте нам должное и  не разрушайте наше имущество и храмы,  не проливайте нашей крови безосновательно. Уничтожение человеческой жизни, когда в этом нет необходимости, является позором для всех великих держав; и это противоречит всему, что справедливо и правильно, - захватывать беспомощных женщин и детей в ходе несправедливой войны, которую вы ведете против нас в течение очень долгого времени.  Вы вводили мир в заблуждение, заверяя его, что мы дикое племя, и под этим предлогом вели войну против нас; мы такие же люди, как и вы. Заклинаем вас не проливать нашей крови, ибо нет у нас другого выхода, как защищать свою страну до последнего».
Указанное письмо было доведено не только до губернатора в Тифлисе, но и до самого Императора, когда он прибыл туда. До сих пор мы не увидели справедливости, а русский меч остался обнаженным против нас. Более того, тирания их не остановилась на захвате нашего скота, сожжении наших жилищ и храмов и других неслыханных зверствах; с тем, чтобы предать нас голодной смерти в наших горных убежищах, они уничтожают на равнинах весь наш урожай на корню, захватывают наши земли. Они обращаются с нами в невыносимой, варварской манере, не имеющей прецедента в анналах войн. Доведенные до отчаяния, мы решили лишь дать последний решительный бой нашим врагам, со всеми силами, что у нас оставались, и восемь месяцев назад война возобновилась с новой энергией, что привело к жертвам в двадцать пять тысяч человек с обеих сторон и был нанесен огромный материальный ущерб. Пока мы, с одной стороны, отбиваем атаки врага, а с другой пытаемся улучшить управление нашей страной, Россия грубой силой пытается нас завоевать; в нейтральных водах Черного моря она перехватывает при каждой возможности любое судно, на котором находятся наши соотечественники, так, чтобы у нас не оставалось убежища на суше, нет средств передвижения или убежища на море. И все же, мы предпочтем умереть, чем подчиниться игу России.
Если нас вынудят эмигрировать, покинуть наши дома, веками защищаемые нашими предками, проливавшими за них свою кровь, наша нищета окажется огромным препятствием для этого; на самом деле, как можем мы забрать наших собственных жен и детей, вдов и сирот и других беспомощных родственников погибших на этойвойне? Такое предприятие уничтожило бы беженцев, и навсегда стерло бы с лица земли наше Черкесское имя.
Перед лицом этих непреодолимых трудностей, мы единогласно решили передать разрешение нашего дела на волю великих государств, будучи внутренне убеждены, что они однозначно осудят поведение нашего врага, и заклеймят его соответствующе. Наши взоры обращены в первую очередь в сторону Вашего Милосерднейшего Величества, а также в сторону народа Вашей страны, чья любовь к свободе, справедливости и сочувствие к угнетенным народам известны даже в нашей несчастной стране. Мы ищем Вашей защиты, убежденные, что Вы поддержите нас в наших испытаниях. Для достижения столь желанного нами результата, мы прибыли сюда от имени черкесских и абазинских обществ, с тем, чтобы смиренно представить наше дело перед Вашим могущественным престолом, чтобы рассказать Вам о нашем печальном положении, и призвать вмешаться для предотвращения полного уничтожения государства с более чем миллионом жителей, которые являются той же плотью и кровью, что и остальной мир.
Это и есть то дело, которое мы хотели представить Вашему Милосерднейшему Величеству от имени черкесского и абазинского народов, ибо у них нет сомнения, что Ваша мощная поддержка поможет им достичь желаемого результата, а именно защитить их имя, дома, честь, править своей страной мирно и законно».
Хаджи
 Хайдер Хасан
Кустар Огли Исмаел».
Daily News from London. Wednesday, October 1, 1862.

Черкесским депутатам пришлось ждать 17  дней, прежде чем они получили ответ на свое обращение.

« Ответ.
Министерство Иностранных Дел, Сентябрь 12, 1862.
Джентльмены, я уполномочен, графом Расселлом, подтвердить получение петиции, которую вы направили королеве 26-го числа прошлого месяца, жалуясь на поведение России в отношении Черкесии, и я должен сообщить вам, что правительство Ее Величества не может вмешиваться в дело, о котором идет речь. 
Я, Джентльмены, ваш покорный слуга.
Э. Хаммонд.
Хаджи Хайдер Хасану Еффенди
Кустар Огли Исмаелу Еффенди».

Последовал продолжительный обмен письмами между черкесским комитетом и его сторонниками и Министерством иностранных дел.
Обращает внимание, что отношение министра Рассела к петициям, адресованным черкесскими депутатами королеве, и к письмам поддержки их английских друзей, адресованным правительству, с просьбой о вмешательстве и помощи Англии, было уклончивым, а иногда и откровенно отрицательным.

Переписка депутатов с графом Расселом:

«31, Дьюк-стрит, Сент-Джеймс, 12 ноября 1862.
Милорд, два месяца назад в Константинополь прибыло несколько Черкесов (около семидесяти двух) и, выбрав по милости турецкого султана место, где они могли бы поселиться и спокойно жить, возвращались за своими женами, детьми и имуществом, когда их встретил русский военный корабль, который захватил судно и взял в плен всех мужчин, взяв их в Сухум. Там их посадили в темницу и обращались с ними очень строго. Черкесы собрались на совет, услышав об этом, и послали просить возвращения этих людей. Русские ответили им, что они не отдадут их без выкупа, - выкуп, который они потребовали, состоял из скота и овец. Заключенные, не имеющие достаточного количества скота, чтобы заплатить этот выкуп, остаются в тюрьме, и их семьи через это испытывают большие страдания. Поняв, что между Англией и Россией в Париже в 1856 году был заключен договор, по которому Россия больше не будет прерывать нашу торговлю или захватывать наших людей на Черном море, поэтому сообщаем об этом Вашей Светлости, чтобы королева Англии могла вершить правосудие.
Нам сказали, что мы отказались помочь союзникам в Крымской войне, и мы дали ответ, который прилагается к настоящему письму.
Мы, имеем честь быть, Милорд, Вашей Светлости покорные, смиренные слуги,
Хаджи Хайден Хассан,
Кустар Огли Исмаел.
Достопочтенному Графу Расселу».

К обращению прилагался сопроводительный документ:

«31, Дьюк-стрит, Сент-Джеймс, 5 ноября, 1862.
Заявление депутатов в связи с Крымской войной.
Мы, нижеподписавшиеся, будучи посланы от народа Натухая и Абазехии, и далее по поручению депутатов других племен Черкесии, собравшихся в Константинополе, донести до государей и народов Англии и Франции призыв нашего народа, и говорить от его имени, и после того, как обращение было отклонено правительствами Франции и Англии, предстали перед различными собраниями английского народа, от кого мы услышали добрые слова. Нам тогда сказали, что среди английского народа есть такие, которые говорят, что мы подданные российского императора, и другие, которые говорят, что во время войны в Крыму генералы Англии и Франции послали к нам, чтобы потребовать войска, чтобы помочь им в войне, и что мы отказались предоставить такие войска, и поэтому Англии не подобает сейчас помогать нам в нашем бедственном положении или сопротивляться России в ее насилии и агрессии.
Поэтому, мы теперь говорим, что слова, сказанные против нас, не истинные, а ложные, и мы далее заявляем, что всякий, кто обвиняет нас в таких вещах в частном порядке, и не выдвигает их таким образом, чтобы все слышали и все судили, совершает поступок, недостойный честного человека, и не должен быть выслушан честными людьми.
Нам легко заявить, что мы - свободный народ, над которым ни один царь, ни один император, ни одно правительство не имели никакой власти с начала мира, ни одной человеческой памяти; но мы не делаем этого: мы только спрашиваем, какие доказательства могут привести те, кто говорит обратное? Пусть эти люди покажут, кто такой царь, завоевавший нашу страну; пусть он расскажет, какие налоги заплатил Черкесский народ, или какие войска были собраны среди наших племен для служения иностранному господину. Это то, что никто не может сказать.
Так пусть же наши обвинители выносят письма или повторяют слова, которыми обращались к нам с просьбой о помощи во время войны в Крыму, и тогда пусть они представят ответ, данный нами, отказывая им  в этой помощи, и когда они это сделают, они могут сказать, что мы отказались присоединиться к союзникам, но такого письма не может быть, и если бы такое требование и такой ответ могли быть предъявлены, то из этого не следовало бы, что несправедливость России должна стать справедливостью, что опасность со стороны России должна стать безопасностью, или что захват Черного моря крейсерами России, чтобы прервать все сообщение и движение, и поэтому война с Англией, как и с Черкесией, должна стать почетной и безопасной для британского народа.
Черкесы очень маленькие и слабые люди; у них нет денег, они не платят налоги, у них нет правительства, у них нет газет, они не знают; но они знают, что много лет Россия ведет борьбу против них, и что тысячи мужчин она проиграет в борьбе с каждым годом, и великое сокровище она тратит каждый год, не ради Черкесии.
Поэтому мы знаем, что она расходует свою армию и свои сокровища не потому, что хочет Черкесию, а потому, что она хочет, Индию и Османскую империю; и поэтому мы говорим себе: именно из-за Турции и Англии мы должны сражаться день и ночь, что наш скот растащили, что наши дома сжигали, а что наши молодые люди должны умирать, а наши старики и дети и женщины гибнут. Почему турки и англичане нам не помогают?- почему они друзья русских?
Сейчас мы расскажем о том, что произошло в Крымскую войну.
В 1854 году, в год вашей эры, вы обнажили свой меч против России; до этого этот меч был в ножнах, но наш меч никогда не был в ножнах; мира никогда не было между черкесами и русскими, и в течение тридцати трех лет шли ожесточенные войны. Именно в конце того времени великие народы Европы пошли воевать.
Услышав это, мы очень обрадовались и подумали, что пришло время перевести дух, потому что нам нужно не только сражаться, но и жить; но нам очень трудно жить, когда мы всегда должны сражаться. Мы говорили себе: великие народы, в руках которых Россия - ничто, остановят ее и дадут мир. Теперь мы можем пахать поля, пасти стада и отдыхать от долгих страданий.
Тем не менее, многие из нас были готовы помочь, и когда русские войска, которые находились все время от Анапы до Сухум-Кале, отступили и собрались вместе и отошли на север, мы тоже, со своей стороны, последовали за ними; но когда они пересекли Кубань они дальше не ушли, а остановились там, и они были в большой группе, десятки тысяч на одном берегу реки, а мы на другом, так что не решились на атаку. Мы не могли переправиться, пока они были на посту, но когда они увидели, что мы готовы, они не могли и уйти, чтобы отправиться в Крым.
Каждый день мы ожидали, что кто-нибудь из союзников появится позади них и даст нам возможность что-нибудь сделать, чтобы уничтожить их; но никто не пришел, и они не послали нам никакой помощи по морю; и тогда мы увидели, что помощи для нас нет. Так было и в конце, и в начале, и союзники ушли, и, как и прежде, мы остались единственными врагами России. Но не путем отправки наших всадников в степи России или в Крым можно было сделать что-либо, чтобы сделать Россию менее могущественной или дать нам безопасность после мира.
Лезгины на востоке держали в руках пятьдесят тысяч человек, готовых напасть на Тифлис, как только известие будет отправлено генералами англичан, французов или из Константинополя.
Жители нашего побережья прекрасно понимали, что им нужно сокрушить русские войска на юге Кавказа, и чтобы восстановить народ Грузии, Гурии, и Имеретии к независимости.
Это была помощь, которую они искали в войне, которую Англия и Франция вели против России.
В разное время, в количестве семи-восьми, по известии о прибытии послов, посланных к нам, среди шапсугов и натухаевцев созывались собрания, чтобы быть готовыми без промедления выслушать их предложения, так что, если бы какой-нибудь из таких посланников согласовал с нами меры, подобные описанным выше, и которые мы могли бы предпринять в наших силах и для нашей пользы, двадцать пять тысяч всадников только из этих племен были бы готовы выступить в течение недели.
Наши собрания встретились и напрасно ждали; посланники не пришли, и они разошлись с тяжелым сердцем.
Затем мы подумали, что можем сделать сами, и, поскольку турецкий командующий в Карсе не послал нам ни слова, мы решили послать ему весточку; и тогда был послан посланник, а именно один из двух нижеподписавшихся, присутствующих в Лондоне, Хаджи Хасан по имени, предложить Селиму-Паше сотрудничество сил черкесов, так что, пока мы спускались с севера, они могли идти с юга и таким образом сокрушить русскую власть в Грузии, спасая христианский народ от варварского ига.
Этот посланник мог добраться до турецкого лагеря, только пройдя через Черное море на лодке с четырьмя веслами, и ему было очень трудно избежать русских крейсеров.
Он добрался до Батуми, а затем проследовал в турецкие кварталы в Узургете, в двадцати часах езды от Карса.
Турецкий военачальник был рад услышать его весть и готовился к походу, когда из Константинополя прибыл гонец.
Паша прочел полученную депешу; он не сказал, что в ней было, но со слезами на глазах воскликнул: «нас предали!». Черкесский Посланник понимал, что правительства Франции и Англии не позволят русским подвергнуться нападению там, где они могут быть действительно ранены, поэтому он вернулся в свою страну. После того как русская армия была спасена от уничтожения, Карс сам стал их добычей.
Пока шла война в Крыму, из Константинополя приезжали разные турки. Они называли себя посланниками, и у каждого была своя история; но они никогда не приходили к черкесам; все они оставались в Анапе и Сухум-Кале, на постах, оставленных русскими.
Сюда же приезжали англичане и французы, консулы, послы и капитаны кораблей, и они также говорили одно и другое: один говорил, что у него есть власть, а другой говорил, что у него есть власть.
А потом они поговорили с турками, и турки поговорили с ними, но так и не пришли к черкесам, но, как и турки, остались в Анапе и на Сухум-Кале, в то время как мы искали людей, чтобы предложить нашим племенам меры войны и привезти от их бесчисленных хозяев войска, артиллерию и боеприпасы, чтобы помочь в войне, которую мы вели против России и вели в течение прошлых поколений.
С тех пор мы слышали, что в Анапе и на Сухум-Кале было много разговоров.
Мы слышали, что между европейцами и турками и некоторыми черкесами, людьми, которые не имеют полномочий действовать от имени народа, было сказано, что европейские генералы хотели, чтобы большая армия Черкесов покинула свою страну, чтобы встать на море и сражаться в Крыму.
Такие вещи никогда не могли быть произнесены в собрании Черкесов, ибо долгое время, которое они сопротивлялись России, показывает, что это люди, которые знают, как вести войну.
Если бы такие вещи были предложены в собрании Черкесов, наш народ ответил бы: «это не способ навредить России; это не способ защитить Черкесию; это способ только уничтожить ваши собственные армии».
Но такие предложения к нам никогда не делались, потому что мы свободный народ, и ничего не делается втайне.
У нас нет министра, как у народа Англии. Наши воины светятся не потому, что им платят, а потому, что у них есть сердца; и когда нам что-нибудь предлагают, тогда должна состояться встреча. Посланники уходят, и многие тысячи людей собираются вместе, иногда 5 000, а иногда и 20 000, и они прислушиваются к тому, что им говорят, и когда они понимают это, то назначают двадцать или тридцать мудрецов и старейшин, которые советуются порознь, и после этого говорят людям, и только тогда, когда люди говорят "Да" тому, с чем советуются, только после дается ответ. Тогда все захотят сделать то, что все поняли, и на что все согласились. Но среди нашего народа нет ни одного, кто согласился бы ехать в Крым, в то время как каждый был бы готов выступить на Тифлис и спасти Карс.
Так что, кажется, что от французских и английских командиров не поступило никаких сообщений о нападении на Тифлис по той же причине, по которой русские остались на Кубани вместо того, чтобы уйти в Крым.
Мы также узнали об этом, когда послы Англии и Франции в Анапе и Сухум-Кале сказали, что мы должны направить наши силы в Крым, турецкие посланники в середине других лиц ответили им, что такие предложения не могут быть сделаны, если союзники не участвуют в обеспечении нашей независимости в мире, и что это первое слово, которое должно быть сказано по этому вопросу; но эти посланники не допустят, чтобы такое слово было произнесено ни первым, ни последним. Какое преимущество мы получили от этой войны в Крыму? Что война закончилась семь лет назад, а мы боремся до сих пор!
Вы заключаете мирный договор, чтобы открыть море. Море не открыто. Если бы нижеподписавшиеся были захвачены русскими судами при прибытии в Англию, нас бы отправили на рудники Сибири, и мы знаем, что мы, нижеподписавшиеся, во всех случаях преданы смерти, потому что мы прибыли сюда.
Ваши войска побывали в Крыму, какая польза пришла крымским татарам? Вы вернули им их страну? Нет, вы вернули его России.
Какую выгоду получили турки от вашей войны? Вы заставили врага не платить никаких расходов, а только лишили турок их побед.
Поляки действительно поехали в Крым, и какую пользу они получили от этой войны?
Разве мы вам тоже не помогли? Разве мы не держали под контролем 100 000 человек? Россия не больная и слабая, много лет она борется с нами? Если бы мы не предпочли независимость рабству, разве 100 000 наших людей не стояли бы в ее рядах? Если бы мы не обороняли нашу страну, разве российские границы не были бы в Батуми?
Почему мы страдаем от этой войны? Не потому ли, что Россия хочет быть хозяйкой Индии и хозяйкой Константинополя? Если вы подождете, пока ее концы не будут достигнуты, будет слишком поздно получить помощь от нас. Если вы не дадите нам сегодня благоприятного ответа, мы должны вернуться к нашему народу и сказать ему, что английский народ соединен с Россией, так что то, что Россия не могла сделать своими руками, некоторые люди в Англии сделали бы своей клеветой.
Все это мы вам рассказываем. Если вы хотите быть уверены в истине, соберитесь, как мы, и мы докажем это. Если вы не делаете такого собрания, вы не имеете права их произносить. Ни из Европы, ни из Англии нам не пришла помощь. Мы слышали, что если и может быть правосудие, то только в Англии; тогда мы пришли в Англию, слабые и бедные, ожидая от вас правосудия.
Хаджи Хайден Хассан,
Кустар Огли Исмаел».

«Министерство Иностранных Дел, Ноябрь 20, 1862.
Джентльмены, мне приказано графом Расселом подтвердить получение Вашего письма от 12-го числа, в котором вы жалуетесь на поведение русских, захвативших в плен некоторых ваших соотечественников, и я должен заявить вам в ответ, что между русским правительством и черкесскими племенами, по-видимому, идут военные действия, и что правительство Ее Величества не может вмешиваться в такие дела.
Я, Господа, ваш покорный покорный слуга,
Э. Хэммонд.
Хаджи Хайден Хассану Эфенди,
Кустар Огли Исмаелю Эфенди».

« 31, Дьюк-стрит, Сент-Джеймс, 21 ноября, 1862.
Милорд, мы имели честь получить сегодня вчерашнее письмо. Мы не просили английское правительство вмешиваться в дела русских и черкесов.
Для войны необходимы три вещи, по закону мусульманскому:
1. Что должна быть справедливая причина.
2. Что должна быть фетва (судебное решение).
3. Что там должно быть объявление войны, иначе это не война, а грабеж.
У русских не было причин против нас. Они не просили фетву. Они не объявили войны. Они выступили против нас - черкесов - не как враги, а как разбойники, убивая людей, сжигая дома и разоряя земли.
Они нападают на вас - англичан - как морские разбойники (пираты), забирая ваши суда и захватывая вашу собственность. Они также делают рабами наших людей, когда их находят на чужих кораблях. Именно по этому случаю мы написали наше прежнее письмо, моля английское правительство спасти из рабства семьдесят двух черкесов, которых крейсеры России в Черном море вывезли с турецкого судна.
У нас нет власти. Бог дает силу, чтобы правосудие свершилось на земле. Бог дал вам вашу великую силу. Не стыдно ли вам поддерживать беззаконников и угнетать страдающих? Мы будем возвращаться снова и снова, чтобы требовать того правосудия, в котором сейчас отказано.
Мы имеем честь быть, милорд, покорные слуги Вашей Светлости,
Хаджи Хайден Хассан,
Кустан Огли Исмаел.
Достопочтенному Графу Расселу».

«Министерство Иностранных Дел, Декабрь. 11, 1862.
Джентльмены, мне приказано Эрлом Расселлом подтвердить получение вашего дальнейшего письма 21-го числа прошлого месяца.
Я, Господа, ваш покорный слуга,
Э. Хэммонд.
Хошт Хаджи Хайден Хассану Эфенди,
Кустаник Исмаелю Эфенди».
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)